Для работающей молодежи

«МОЛОДЕЖЬ В ПРОТИВОДЕЙСТВИИ ИДЕОЛОГИИ ЭКСТРЕМИЗМА И ТЕРРОРИЗМА»

Раздел №1(Вместо введения)

Тема: Современный экстремизм и терроризм: истоки, особенности, опасность.

План
1. Особенности современного терроризма.
2. Международный терроризм
3. Базовые стратегии (метастратегии) террора.
4. Современные объективные факторы террористической деятельности глобальных масштабов
5. Терроризм препятствует становлению миропорядка
6. Терроризм и «Мировой хаос»: технология глобального управления

1.Особенности современного терроризма. Процессы глобализации существенно повлияли на содержание и формы такого явления как терроризм. В начале третьего тысячелетия из спорадических актов насилия он превратился в угрозу самим основам социального порядка многих членов мирового сооб­щества, долговременный фактор дестабилизации международных отношений. По существующим оценкам, угроза террористических действий ныне вышла на первое место среди возможных вызовов глобальной безопасности. Терроризму посвящена обширная литература. Существует множество определений и классификаций этого явления. Тем не менее ни причины возникновения терроризма, ни его последствия до сих пор не объяснены сколько-нибудь удовлетворительным образом. Авторы едины в понимании сущности терроризма как противоправных насильственных действий, используемых для физического устранения противника или навязывания ему определенной линии поведения, деморализации общества, разрушения государственных институтов. Согласно принятому определению, терроризм представляет собой «расчетливое использование насилия или угрозы прибегнуть к насилию для создания атмосферы страха с целью запугать или принудить правительства или сообщества людей для достижения своих целей, которые имеют политический, религиозный или идеологический характер».

2.Международный терроризм представляет собой видовое явление по отношению к терроризму и имеет все его признаки. Термин появился в 70-х гг. XX в., однако четкого и общепринятого определения не получил Согласно официальным документам ООН и международным конвенциям, к данному явлению относились акты террористической деятельности, преследующие следующие цели:

 изменение и подрыв общественно-политического строя государств;

 дезорганизация вооруженных сил и аппарата управления;

 нарушение безопасности государств;

 снижение уровня взаимного доверия между различными странами.

Термин «международный терроризм» характеризуется несколькими аспектами.

Во-первых, сфера его деятельности выходит за пределы отдельных государств и имеет геополитические параметры.
Во-вторых, состав участников террористических организаций интернационален.
В-третьих, для террористических структур характерно стремление овладеть территориями с богатейшими природными ресурсами, что затрагивает интересы многих государств.
В-четвертых, терроризм способен оказывать существенное влияние на состояние межгосударственных отношений. По существу, международные террористические организации с их разветвленной структурой и значительной финансовой базой приобретают свойства негосударственных субъектов мировой политики.
Сетевая модель организации террористических структур (в отличие от прежней иерархической) обеспечивает их автономность и готовность к оперативному решению конкретных задач. Эти структуры малоуязвимы и способны к регенерации.

  1. На современном этапе просматриваются две основные базовые стратегии (метастратегии) террора.

Во-первых, принуждение государственных органов, международных организаций, государственных и общественных деятелей к совершению тех или иных действий в пользу террористов во избежание реализации последними угроз по отношению к определенным лицам и группам, объектам жизнеобеспе­чения общества, источникам опасности для окружающей среды. Осуществляется путем захватов заложников, угонов средств передвижения, подрывов зданий, транспортных средств, объектов инфраструктуры.
Во-вторых, «асимметричная» война, ведущаяся партизанскими методами против более сильного соперника. Такая стратегия реализуется в ходе длительных, кровопролитных террористических действий исламских боевиков на территории Северного Кавказа и Ближнем Востоке.
На практике обе стратегии давно и повсеместно переплетаются.

4.Современные объективные факторы террористической деятельности глобальных масштабов :
 появление новых технологических возможностей для осуществления насильственных акций по всему миру;
 использование некоторыми государствами террори­стических группировок для расширения геополитического влияния;
 эрозия национальных границ и размывание суверенитета;
 распрос­транение основополагающих принципов демократии, затрудняющих выявление и нейтрализацию террористов.

5. Терроризм препятствует становлению миропорядка, который основывается на нормах международного права и морально-этических императивах. Террористам выгодно анархическое состояние международной среды, поскольку оно создает благоприятные условия для достижения поставленных ими целей и ограничивает возможности цивилизованных государств в принятии согласованных решений по ключевым проблемам мировой политики. Деятельность террористических организаций усложняет процесс консолидации демократии, вынуждая государства для борьбы с ними прибегать к ограничению прав и свобод граждан.
Террористические акты 11 сентября 2001 г. в США убедительно показали, что в нынешних условиях сплоченная и хорошо финансируемая группа людей в состоянии не только нанести тяжелейший урон самой мощной державе мира, но и дестабилизировать мировую экономику, потрясти всю систему международных отношений (игнорирование международного права,подслушивание без санкции суда и т.п.)
Питательной средой терроризма отчасти может служить протестное сознание беднейших слоев населения, национальный и религиозный фанатизм. В условиях формирующегося мега-общества эти явления стимулируются социальной поляризацией мира, увеличением разрыва между богатыми и бедными странами, информационной и культурной экспансией Запада, воспринимаемой народами многих государств как угроза национально-культурной идентичности. Недовольство и противодействие повсеместно вызывают попытки США выступать одновременно в роли мирового судьи и мирового полицейского. Для организаторов террора он привлекателен деморализующим воздействием на постиндустриальные государства, их технологической уязвимостью.
Связь между бедностью и проблемой международного терроризма не является линейной. Например, население большинства стран Тропической Африки не проявило себя в активной террористической деятельности в отличие от таких стран, как Кувейт и Саудовская Аравия, имеющих гораздо более высокие показатели на душу населения. Среди террористов немало людей образованных, состоятельных, высокомотивированных в своем неприятии духовных ценностей Запада. Следовательно, нет оснований рассматривать борьбу с бедностью как универсальный способ предотвращения терроризма.
Мотивы террористической деятельности лежат и в области пси­хологии. Нередко террористами становятся люди с надломленными судьбами или гипертрофированным самолюбием (проблема гиперкомпенсации).

6. Терроризм и «Мировой хаос»: технология глобального управления

В новых условиях информационной революции американские геополитики начали эффективно использовать информационные технологии для контроля над пространством. Основная идея состоит в том, чтобы с помощью информационного фантома создавать в информационном пространстве атмосферу всеобщего напряжения, ожидания нового «мирового хаоса» и тем самым объяснить «возможность и необходимость» мировой гегемонии США в «нестабильном, разбалансированном» мире как единственно рациональную модель глобального управления.
В начале нового века такой информационный фантом постепенно, методом «проб и ошибок», был найден, и сегодня мощная информационная машина Пентагона работает над его внедрением в СМИ всего мира. Наиболее точно новую геополитическую парадигму можно охарактеризовать как модель «управляемого хаоса», а официальное название пропагандистского мифа Пентагона сегодня знают все: «борьба с международным терроризмом». Интересно и весьма важно проследить, каким образом эта модель была найдена и апробирована, чтобы понять и разоблачить все внутренние пружины ее действия в современных условиях (примеры Ирака, Ливии и др.).

Литература
1.Метелев С.Е. Современный терроризм и методы антитеррористической деятельности: Монография. — Омск: Омский институт (филиал) РГТЭУ, 2008 — 332 с.
2.Петухов В.Б. Терроризм как социокультурное явление: Учебное пособие к спецкурсу по культурологии. — Ульяновск: УлГТУ, 2006. — 110 с.
3.Давыдов Д.Г. Терроризм — зло: Пособие для учащихся средней школы (5-8 класс) общеобразовательных учреждений. — М.: ОПСС, 2008. — 58 с.

Вопросы для самопроверки
1.Почему экстремизм и терроризм стали проблемой номер один в современном мире?
2.Что является питательной средой для экстремизма и терроризма сегодня?
3.Почему велики масштабы террористической деятельности?
4.Какова роль идеологии в распространении экстремизма и терроризма?

Раздел №2

Религия и экстремизм

План
1. Религиозный фанатизм приверженцев экстремисткой деятельности.
2. Религиозное поведение приверженцев экстремистской деятельности
3. Методы вербовки и способы удержания в тоталитарных религиозных организациях

Экстремизм сегодня — одно из наиболее опасных явлений социальной жизни, дестабилизирующее нормальное функционирование нашего общества и угрожающее жизнедеятельности граждан.
В идеологии приверженца экстремистской деятельности заложено убеждение в том, что социальная среда может быть преобразована только насильственными действиями, что она не может исправиться сама без насильственных воздействий, следовательно, идеологическая мотивация экстремистского поведения всегда связана с доминирующим мотивом агрессии. Для приверженца экстремистской деятельности реализация его убеждений становится единственным содержанием личной жизни.
Религиозный фанатизм приверженцев экстремисткой деятельности. Фанатизм– это болезненное состояние, слепая вера в какую-нибудь идею и навязывание ее другим. Религиозный фанатизм как исторически первая форма фанатизма занимает особое место среди других его разновидностей. Он потенциально содержится в любой религии, может развиться в определенных исторических условиях и может быть использован различными религиозными и политическими группировками как средство достижения своих социально-политических целей.
По своей сути религиозный фанатизм — это особая интерпретация религиозного мировоззрения и особый склад религиозных чувств. Повышенная опасность религиозного фанатизма заключается в том, что он может быть использован как фактор манипуляции сознанием и поведением верующих.
Религиозный фанатизм — это крайняя степень увлечения религиозной деятельностью с созданием из нее культа поклонения и растворением в группе единомышленников. Религиозный фанатизм это идеологическая основа экстремистской деятельности.
Религиозный фанатизм превращается в экстремизм тогда, когда нет никаких иных «удерживающих» форм идентификации: — национальных, гражданских, родовых, имущественных, клановых, корпоративных. «Чистая религиозность» требует очищения внешнего мира, так рождается религиозный экстремизм.
Членами религиозных фанатично верующих групп становятся зависимые личности, неспособные брать на себя ответственность за свою жизнь и чувствующие себя уверенно лишь в группе, ведомой сильным лидером. Чем больше они теряют свою индивидуальность, тем сильнее нуждаются в идентификации с лидером и группой, чтобы получить ощущение всемогущества. Такие личности легко могут стать жертвой психологического лидера, проводящего массовые тренинги.
Еще академик М.И. Махмутов несколько лет назад писал: «Религиозный фанатик неистово предан именно своей вере и крайне нетерпим к тем, кто, по его мнению, недостаточно ей служит или использует иную веру. В условиях военного кризиса, разрухи, нищеты и правового беспредела превратить религиозного фанатика в террориста, в бездумно преданного вождю или политическому движению,- задача несложная.»
Достижения современной цивилизации и обусловленный ими феномен социальной отчужденности способствуют формированию социального и активного мобильного религиозного фанатика, чьи социально-политические настроения реализуются уже не столько в форме традиционного религиозного ожидания, сколько в стремлении собственными деструктивными усилиями преобразовать нетерпимую социальную среду. Повышенная опасность религиозного фанатизма заключается в том, что он может быть использован как фактор манипуляции сознанием и поведением верующих.
Общими особенностями фанатизма приверженца экстремистской деятельности являются одержимость, жесткость и отрицательное отношение к другим людям и соответствующее этому отношению поведение. Одержимость в том, что приверженец экстремистской деятельности не останавливается ни перед какими внешними и внутренними преградами, упорно и неуклонно устремляясь к своей цели. Фанатизм проявляется в том, что в действиях обязательно присутствуют насилие и страдания, причиняемые людям. Но для приверженца экстремистской деятельности эти страдания не имеют никакого значения, причем ни свои, ни чужие.
По отношению к «своим» и к самому себе, приверженец экстремистской деятельности придерживается строжайшего, ригористического соблюдения собственных нравственных установлений. Такая нравственная амбивалентность, противоречивая двойственность, в поведении приверженца экстремистской деятельности ведет к нравственной дезориентации.
Для приверженца экстремистской деятельности зло, причиняемое врагам, становится добром, стирается граница между добром и злом, сами эти нравственные категории становятся условными. При такой нравственной дезориентации приверженец экстремистской деятельности во имя истинной веры способен на любые экстремистские действия: убийства, похищения, издевательства, пытки, взрывы различных зданий и сооружений и т.п.
Нравственность приверженца экстремистской деятельности это характерная определенная бесчувственность, жестокость, беспощадность, доходящая до способности самопожертвования своей жизнью ради уничтожения врагов.
Нередко религиозный фанатизм — это подростковая болезнь. Многие ее перерастают, но не все. В подростковом возрасте человек начинает отвергать прежних кумиров и авторитеты. Ни родители, ни учителя уже больше не удовлетворяют его духовных и моральных чаяний. Им необходимо чувствовать себя частью группы. Религиозный фанат сам для себя по большому счету не представляет никакого интереса. Религиозный фанатизм обедняет человека как личность. Религиозными фанатиками легко манипулировать и управлять.
При этом не следует путать понятия религиозного фанатизма и догматизма. Религиозный догматик скрупулёзно придерживается своих убеждений, традиций и веры. Он, как и религиозные фанатики, может восхищаться религиозным лидером и нередко считает представителей других религий еретиками. Однако целью религиозного догматика является следование своей вере, удовольствие ему доставляет его собственная деятельность, он остается сам для себя целостным. Восхищение кем-то не переходит у догматика за грань разумного, не обедняет его личность, а только дополняет ее.
Можно выдвинуть и другие различия между верой и фанатизмом. Вера не агрессивна, миролюбива, она умеет слушать и слышать. Как ни парадоксально, имеет колебания и сомнения, отчего произрастают усилия воли к её укреплению. Вера не довольствуется усвоенными знаниями извне, она стремится к их подтверждению, расширению, обогащению. Вера не считается раз и навсегда завершённой, представляясь лишь в зачаточном состоянии, меньше «зерна горчичного». Вера сорадостна проявлению её в других людях и безмятежна в момент проявления. Ей, как скале, никуда не нужно распространяться, никого ни в чём убеждать, так как она существует не для того, чтобы «охватить массы», а для того, чтобы объять каждого человека изнутри, став его личной основой и опорой. Фанатизм агрессивен, пытается навязать окружающим свою систему ценностей, в том числе и путем «мягких» уговоров. Слышит только себя, непоколебим и твёрд. Чаще всего фанатизм «самодостаточен» в том, что знает и не имеет нужды в дополнительных подтверждениях. Считает себя истинно и крепко верующим, ревнив, если видит в ком-либо «ещё более крепкую веру». Фанатизм возбуждает ум перечнем убеждений, борется за «правду», желает привлечь к себе единомышленников, которые бы внешним образом поддерживали в нём правоту идеалов. Однако среди единомышленников фанатик всегда стремится быть первым среди равных. «Если фанатизм легко может перечислить свои убеждения, четко разложив их на первое, второе и т.д., то вера, хотя и знает, чему верит, проявляется скорее во внутреннем различии верного и неверного в каждой конкретной ситуации повседневной жизни. Это сродни какому-то дополнительному органу чувства, который ведёт человека по вредному пути. Вера не кричит с трибун: «Долой!» или «Все на митинг!», она самодостаточно и тихо живёт в человеке, давая силы жить ему самому и всем вокруг него, какие бы идеалы они не исповедовали».
Религиозное поведение приверженцев экстремистской деятельности. Религиозное поведение приверженца экстремистской деятельности значительно отличается от поведения искренне верующего.
Во-первых, для искренне верующего характерна внутренняя моральная мотивация, основанная на внутреннем свободном принятии личностью нравственных норм и принципов, существующих в религии. Нормальному религиозному поведению характерен приоритет нравственных целей, который ограничивает выбор средств, а также высокая личная нравственная ответственность.
Внешне-принудительный характер мотивации религиозного поведения приверженца экстремистской деятельности ведет к таким последствиям, как безответственность и безнравственность этого поведения. Поскольку приверженец экстремистской деятельности полагает, что он действует как и послушный исполнитель воли бога, постольку и ответственность за свои действия он возлагает, в конечном счете, на Бога (что практически означает для религиозного приверженца экстремистской деятельности полную личную безответственность).
Во-вторых, доминирующей целью поведения искренне верующего является получение божественной благодати. Религиозное поведение приверженца экстремистской деятельности имеет доминирующей целью уничтожение порчи в других верующих, а также борьбу с иноверцами и порчей видимого мира.
В-третьих, нормальному религиозному поведению характерен выбор мирных, конструктивных видов религиозного действия, связанных в основном с исполнением культовых обрядов. В отношении к иноверцам нормальный верующий проявляет терпимость и полагается на методы убеждения и корректного диалога. Для религиозного поведения приверженца экстремистской деятельности характерна подчеркнутая агрессивность, приоритет принудительных насильственных действий.
В-четвертых, в структуре религиозного поведения истинно верующего наблюдается безусловный приоритет культовых действий, поскольку общение с творцом составляет для него главный смысл. Для поведения приверженца экстремистской деятельности характерен приоритет внекультовой деятельности, поскольку не общение с богом, а ревностное служение ему путем искоренения порчи в мире и в людях составляет для него главный смысл религиозной деятельности.
В-пятых, поведение искренне верующего является полимотивационным. Это значит, что в общей структуре поведения верующего религиозное поведение составляет лишь часть всего поведения и религиозные мотивы не исчерпывают всех его мотивов. У приверженца экстремистской деятельности религиозная деятельность становится не просто преобладающим видом поведения, а господствующим видом деятельности, принудительно подчиняющим и перестраивающим, искажающим в соответствии с религиозными экстремистскими идеалами все остальные виды деятельности.
Специфическое отличие религиозного поведения приверженца экстремистской деятельности от других религиозных видов поведения обусловлено тем, что оно мотивировано религиозной экстремистской идеологией. Оно представляет собой иллюзорно-деструктивную агрессию верующих против вероотступников в своей среде, иноверцев, неверующих и того общества, в котором живут их враги.
В религиозном поведении приверженца экстремистской деятельности, в отличие от религиозного поведения нормального верующего акцентированы разрушительные моменты, которые рассматриваются как основная форма богослужения. Оно ориентируется на враждебные богу и «истинной вере» объекты — предметы культа иноверцев, представителей иноверцев, на еретиков в своей собственной среде.
Главным видом религиозного поведения приверженца экстремистской деятельности становится не служение богу, а борьба с чужими, врагами, защита своей «истинной» веры от врагов.
Методы вербовки и способы удержания в тоталитарных религиозных организациях.
Тоталитарная религиозная организация — организация, представляющая опасность для жизни и здоровья граждан для прикрытия различного рода противоправной деятельности, существующая в форме религиозной, общественной, коммерческой, образовательной или оздоровительной организации.
У членов тоталитарных религиозных организаций и культов изменяются ценностные ориентиры и установки, которые были привиты им с детства, приобретены в процессе обучения и межличностного общения, т.е. меняются свойства личности, связанные с социально-психологической адаптацией к социуму.
Любая тоталитарная религиозная организация, культ вырастает на почве «основного общества», «основной реальности», развивая и концентрируя мелочные и привычные грани повседневной реальности: стереотипы доверия, подчинения, взаимообмена, иллюзии простых и быстрых решений, гипноз слов, титулов, иных знаков. Это позволяет добиться того, что человек становится врагом самому себе при соответствующей организации взаимодействия и воздействия окружающей его группы. Организованное чрезмерное социальное (групповое) давление сильно ограничивает способность человека к самостоятельному поведению.
На сегодня существует множество методов контроля сознания. И подавляющее большинство этих методов направлены на то, чтобы контролировать сознание и внушить что-либо. То есть, фактически большинство методов носят насильственный характер подавления, а не развития сознания.
Контроль сознания — промывание мозгов, насильственное убеждение, управление разумом, реформирование мышления- применение манипуляторных методов при попытке изменить мышление, поведение, верования, эмоции или процесс принятия решений человека помимо его воли и желания.
Тоталитарные религиозные организации используют различные методики контроля за сознанием и поведением своих членов, создают прямую и скрытую зависимость — психологическую, физическую, финансовую, от лидеров и организации, ограничивают свободу выхода, нередко внушая страх перед выходом из тоталитарной религиозной организации, предупреждая о суровых или сверхъестественных карах за отступничество. При этом люди держатся часто на страхе и чувстве вины, находятся в постоянном напряжении, что нередко приводит к невротическим и психическим срывам, депрессии, самоубийству.
Зоной особого внимания тоталитарных религиозных организаций является молодежь, которую, в силу недостаточного жизненного опыта, восприимчивости всего нового, необычного, легче завлечь в свои сети. Поэтому тоталитарные религиозные организации представляют потенциальную опасность как для наших молодых сограждан, так и для всего общества.
Одними из наиболее распространенных предпосылок попадания молодежи в тоталитарные религиозные организации являются:

  • происхождение из неблагополучных семей;
  • психологические кризисы подросткового переходного периода;
  • чувство страха и неуверенности перед трудностями современной жизни;
  • неопределенность в завтрашнем дне;
  • закомплексованность и вытекающие из нее проблемы в общении с окружающими.

Чтобы не попасть в сети подобных организаций, уметь защитить себя, не дать замутить свое сознание иллюзиями и не превратиться в бездумное существо и бессловесный инструмент в руках какого-нибудь «гуру», «новой мессии», «богоизбранного братства», «вдохновителя», «вождя», нужно знать как можно больше о деятельности тоталитарных религиозных организаций.
Особое место среди них занимают организации, связанные с исламом. В обществе существует стереотипное представление о том, что ислам – фанатичная религия, и экстремизм есть следствие нетерпимости, имманентно присущей всему исламскому вероучению. молодым людям настойчиво навязывается смысловая связь между исламом и такими деструктивными явлениями как фанатизм, экстремизм, радикализм, терроризм, которые, в свою очередь, также объявляются исламскими феноменами. Довольно широко распространена характеристика ислама как политического явления, фундаментализма и экстремизма.
Изучение проявлений экстремизма в исламском мире не должно сводиться к проблеме «исламского терроризма», «исламской угрозы», «многоуровневой нестабильности» и тому подобному. Мы должны разъяснить, в чем заключается принципиальная разница между такими исламскими феноменами, как набожность, благочестие, с одной стороны, и экстремизм и терроризм, с другой. Представляется также весьма важным выявление исторических корней экстремизма в исламском сообществе, определение места экстремистских тенденций в системе исламской цивилизации. Нельзя согласиться с тем, что «каждый мусульманин – экстремист, хотя и не каждый экстремист – мусульманин».
Одна из важнейших характерных особенностей проявления экстремизма в исламском мире является тенденция к монополизации истины, наиболее ярко проявляющаяся в идее «обвинения в неверии и уходе от мира». Экстремизм здесь базируется на вере в истинность первоначального ислама, он чаще всего объясняется как идея восстановления изначального ислама через обращение к опыту. Возрождение исламского наследия трактуется как реставрация раннеисламских социальных институтов и связанных с ними социальных и правовых норм. Избирательная актуализация шариатских норм приводит, в сущности, к формированию своеобразного «мифа о шариате», не совпадающего до конца с реальным историческим набором исламских норм. Таким образом, радикальное отрицание «нововведений» оборачивается новацией на более фундаментальном уровне.
Однако при ближайшем рассмотрении нетрудно заметить, что отмеченная селективная актуализация исламского нормативного наследия происходит не хаотически, она укладывается в определенную религиозную и политическую логику, отнюдь не являющуюся изобретением эпохи «исламского бума» второй половины ХХ века. По сути это возрождение учения Мухаммада ибн` Абдальваххаба ат-Тамими (1703-1792 гг.), автора библии ваххабитов ( его последователей) «Книги единобожия». Сторонники этого движения узнают друг друга по паролю «Где Аллах?» Этим вопросом проверяется направленность в вероучении. Правильный ответ у них: «В небе» или «На троне в небе». Причем это понимается в прямом смысле.
Лидеры и идеологи ваххабистского течения работу среди молодежи РФ считают одним из главных направлений своей деятельности. В ряде субъектов РФ до недавнего времени функционировали так называемые центры исламской молодежи, где членами международных террористических и экстремистских организаций («Хизбут-Тахрир», «ИДУ», «Рефах», «Аль-Фатх» и др.) проводилось обучение радикальному исламу, вербовка и вовлечение молодых людей в экстремистские формирования.
Это учение характеризуется, прежде всего, особым пониманием религиозных истин и отсылает к идее «восстановления изначальной чистоты веры». В исламских религиозно-реформаторских движениях данный подход выступает в качестве альтернативы традиционному пониманию ислама (таклид), обвиняя его в искажении истинной веры, которое привело мусульманское общество в духовный и социальный тупик. Религиозные экстремисты формируют новую мифологическую реальность, в основе которой лежит доведенная до логического предела бинарная оппозиция «мы – они». Миру, погрязшему в метафизическом невежестве, противопоставляется «спасшаяся группа» , имеющая закрытый характер, обладающая наиболее адекватным пониманием шариата и наделенная миссией распространения истинного Божественного порядка на все человечество.
В исламской истории проявления подобной логики встречаются уже у хариджитов. Эта религиозно-политическая группировка, считающаяся первой исламской сектой, образовалась во время гражданской войны в халифате в VII веке, в ходе борьбы за власть между сторонниками Али (четвертого праведного халифа) и Муавии (будущего первого халифа династии Омейядов). Хариджиты впервые выдвинули тезис о возможности обвинения в неверии мусульман, совершивших большой грех (кабира), и необходимости вести против них джихад. Эта логика возводила убийство «вероотступника» в религиозный принцип. Именно от руки хариджитов погибли сам Али и его сыновья Хасан и Хусейн.
Еще одна характерная черта религиозного экстремизма в исламском мире – транснациональность. В отношении нее необходимо высказать следующие соображения. Во-первых, происхождение некоторых экстремистских организаций не могло быть первоначально связано с религиозным экстремизмом, а джихадизм развился на одной из последующих стадий – после проникновения или повторного проникновения религии в местные гражданские общества. В свете этого особо показательны случаи с Палестиной и Чечней. В Чечне война «за национальное освобождение» (естественно, с точки зрения ее покровителей) постепенно преобразовалась в своего рода джихад. Подобным же образом вторая интифада проводилась в Палестине формированиями, связанными с религиозным фундаментализмом, который потянул за собой типично светские группы наподобие Аль-Фата для того, чтобы сколотить союзы с теми, кто ранее рассматривался в качестве оппозиционных групп и усилить их программу религиозным содержанием.
Во-вторых, переход в фундаменталистскую сферу привел к расширению способов нападения с использованием смертников, что делает соотношение между ценой и произведенным разрушением не только «чрезвычайно выгодным» для организаторов, но и трудным для противодействия ему. Это происходит потому, что жизнь преступника не ценится, поскольку это изначально заложено при выборе метода нападения – использование смертника.
В-третьих, обращение к религиозным мотивам позволяет организациям, которые до этого были связаны с определенной территорией и с политической, а часто и с «националистической» целью, соединяться с транснациональной террористической сетью и с группами, сосредоточивающими свои усилия на более глобальной борьбе.
Третья характерная черта после лишения статуса территории и транснационального характера экстремизма, связываемого с исламом, касается «безгражданства» этого явления. В сущности, нет таких государств, которые непосредственно проповедовали бы экстремистскую религиозную идеологию и практику. Как трагически доказали случаи с войнами против Ирака, Афганистана и Ливии, свержение подобных режимов не только не устраняют опасность экстремизма и терроризма, но, напротив, создают ситуацию хаоса.
В то же время надо отметить и то, что в противовес фундаменталистам-экстремистам многие современные традиционалисты и особенно реформаторы ислама высказываются против использования концепции «джихада» для идеологического обоснования насилия и деструктивных действий.
Реформаторы ислама исходят из того, что религиозная терпимость является основополагающим принципом ислама и настаивают на необходимости «интеллектуального джихада»: «Священная война» такого рода должна быть направлена на изменение правил прошлого в соответствии с новой обстановкой (при условии, что эти изменения не нарушают общих традиционных принципов и ценностей) и одновременно на изменение современной ситуации там, где это требуется, чтобы привести ее в соответствие с этими общими принципами и ценностями».
Законодательство провозглашает равенство всех религий в РФ, абсолютное право гражданина исповедовать любую религию, т.е. полную свободу религиозного выбора, но этот выбор должен делаться со знанием того, что человек выбирает. Он должен знать, куда идет, какие последствия религиозного выбора его ожидают. Отсутствие таких знаний приводит к тому, что многие молодые граждане нашей страны становятся жертвами агрессивной рекламы “невиданных” достоинств, религиозной “глубины и истинности”, которую широко развернули различные культовые организации.

Литература
1.Терроризм. История и современность. Социально-психологическое исследование-М., Форум, 2012
2. Гайнутдин Р. Ислам победит терроризм. https://www.muslim.ru/articles/296/13038/
3. Религиозный экстремизм как идеология, используемая при совершении преступлений экстремистской направленности. Журнал «ЮРИСТЪ — ПРАВОВЕДЪ «Издательство: Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации (Ростов-на-Дону) №5 ,2008.
4. Салимов  К.Н.. Современные проблемы терроризма — Москва : Изд-во «Юрайт»,2007

Вопросы для самопроверки
1. Как связаны религиозный фанатизм и экстремизм?
2. Что такое джихад?
3. Каковы формы проявления религиозного фанатизма?
4. Как не попасть в религиозную секту?

Раздел №3

Психология личности члена радикальной (асоциальной) и «деструктивной организации».

План
1. Социальные и характерологические особенности индивидов, склонных к индоктринации.
2. Ресоциализация личности, как результат специфической адаптивной реакции в условиях чрезвычайного группового давления и манипулирования базисными человеческими потребностями.
3. Формирование и динамика поведения «вовлеченной» личности.
4. Признаки, свидетельствующие о подготовке к массовым экстремистским акциям.

Люди, вступающие в ряды радикальной группировки (далее: террористы) или «деструктивной организации» (далее: культисты) — это выходцы из разных социальных слоев и жизненных сфер. Существует определенный набор личностных черт, которыми должны обладать члены радикальных групп. Есть основания полагать, что эти черты во многом сходны с теми, которые отличают приверженцев религиозных культов. Серьезные изменения личности, связанные с принадлежностью человека, к какому либо культу и принятием его нормативной системы, описывает Конвей (Conway, 1978). Сходные изменения немецкие ученые (Байер, Кетль и др.) находят у солдат и квалифицируют как «скачок». Резкие изменения, «скачок», происходят и при вступлении в террористическую организацию, поскольку человек отказывается от принадлежности к определенной социальной группе, порывает с обществом и принужден вести подпольное существование (Conway, 1978).
Изучив различные социальные группы, проведя с сотнями – консультации, консультанты «по выходу» и социальные психологи пришли к следующему обобщению. Существуют следующие социальные и характерологические особенности индивидов, склонных к индоктринации (подразумевается, в том числе и «скачок»): истероиды, лица с паранойяльной настроенностью, психастеники, зависимый тип личности, лица из семей с гиперопекой, лица из неполных семей, лица из асоциальных семей, лица с ограниченными физическими возможностями, лица, пережившие тяжелые психотравмы, лица с развитым эйдетическим восприятием (галлюцинация наяву), лица, склонные к конфабуляциям (разновидность «ложных воспоминаний», «галлюцинации воспоминания»), дети, внуки и родственники культистов или террористов.
Чем младше человек, тем более он подвержен индоктринирующим влияниям, ибо воспринимает окружение как обучающую среду. Период раннего полового созревания характеризуется активной ориентацией на адаптацию к паттернам общения в малой группе, то есть восприятие правил игры в коллективе. Этот возраст более всего уязвим в плане повышенной восприимчивости к предлагаемым ему паттернам поведения в группе, более того, именно в этом возрасте резко возрастает значение символических родительских фигур, которые проективно разыскиваются вовне.
Второй возраст повышенной чувствительности — юношество 17-19 лет, когда возникает реальная жажда самоутверждения в социуме, однако сил для этого не хватает, а потому нужна поддержка покровителей, которые заведомо сильнее и образованнее самого человека. Достаточно продемонстрировать эффективность собственного поведения в кризисных ситуациях, для того чтобы стать кумиром молодого индивидуума. В юношеском возрасте очень сильна мотивация к формированию образа “Я” через отрицание отвергаемых моделей поведения. Самоопределение и самоутверждение осуществляется посредством контрастного и резкого разграничения собственной идентичности с наблюдаемыми вовне примерами судеб и моделей жизни. Именно на этом строится психополитика индоктринации, ориентирующаяся на предложение незрелому индивидууму ролевых моделей, заведомо отличающихся от общепринятых. Личностная зрелость проявляется в адекватном восприятии того образа жизни, который не созревшему индивидууму представляется как формальный, банальный, пыльный (то есть отживший), скучный и серый, отыгравший, исчерпавший себя, неперспективный, безжизненный.
Согласно статистическим исследованиям, большая часть взрослых культистов принадлежат слабому полу, в то время как подавляющее большинство руководителей культов — мужчины. В террористических группах ситуация выглядит наоборот – 75% мужчины. В последние 5-6 лет женщины в радикальных организациях стали привлекаться к активной террористической деятельности, как террористы-смертники, раньше их деятельность сводилась к «подготовке и планированию» террористических актов, а не к участию.
В террористических организациях обычно велик, как и в культах, процент агрессивных параноидов. Их члены склонны к экстернализации, к возложению ответственности за неудачи на обстоятельства и поиску внешних факторов для объяснения собственной неадекватности. Это полностью согласуется с выводами монографии Эрика Хоффера «Правоверный», в которой показано, что для большинства религиозных культов характерен образ общего врага, которого можно обвинить во всех внутренних проблемах религиозной организации. Таким врагом может быть Сатана, правительство, другие конфессии (Hoffer, 1951). В. Волкам видит здесь неизбежный феномен жизни. Человек испытывает потребность причислять одних людей к своим союзникам, других к врагам, и эта потребность — результат усилий по защите чувства самоидентичности (Volkam, 1986). Не удивительно, что исламские террористы поддерживают боевой дух бойцов, указывая на угрозу со стороны «Порождения Сатаны» — Соединенных Штатов Америки. В этой связи Джон Мак развивает понятие «эгоизма преследователя жертвы». Это понятие обозначает отсутствие сострадания преследователя к своей жертве, даже если ее страдания намного превышают тот уровень страданий, какой испытывает сам преследователь или связанные с ним люди (Mack, 1979; Olson, 1988). В эгоизме преследователя, возможно, кроется объяснение того, почему ужасные акты террористов могут совершаться столь хладнокровно, предумышленно и расчетливо (Miller, 1988). Организация насилия требует для личности внутреннего самооправдания. Задача — вовлечь большую массу людей, для которых либо цели террора или культа столь высоки, что оправдывают любые средства, либо столь неразборчивы в средствах, что готовы реализовать любую поставленную задачу. Впоследствии Лифтон развивая свою концепцию, изложенную в работе “Реформирование мышления и психология тоталитаризма”, дополнил ее моделью “удвоения личности”, освещая процесс «самооправдания», в работе «Нацистские врачи: медицинское убийство и психология геноцида». Он попытался объяснить психологические механизмы, которые позволили профессиональным врачам стать невосприимчивыми к тому, что они стали частью самого эффективного конвейера убийств, известного человеческой цивилизации: нацистских лагерей смерти. Это исследование привело к более точному пониманию того, как люди, здоровые психически и физически, образованные и идеалистичные, довольно быстро могут становиться фанатиками движений, вся идеология и деятельность которых прямо противоречит их первоначальным взглядам на мир. Такая резкая и глубокая ресоциализация личности является результатом специфической адаптивной реакции в условиях чрезвычайного группового давления и манипулирования базисными человеческими потребностями. Лифтон назвал ее “удвоением”.
Удвоение заключается в разделении системы собственного “я” на две независимо функционирующие целостности. Разделение происходит потому, что в определенный момент член культовой или террористической группы сталкивается с тем фактом, что его новое поведение несовместимо с докультовым (дотеррористическим) “я“. Поведение, требуемое и вознаграждаемое тоталитарной группой, настолько отличается от “старого “я”, что обычной психологической защиты (рационализации, вытеснения и т. п.) недостаточно для жизненного функционирования. Все мысли, убеждения, действия, чувства и роли, связанные с пребыванием в деструктивном культе, организуются в независимую систему, частичное “я”, которое полностью согласуется с требованиями данной группы, но происходит это не по свободному выбору личности, а как инстинктивная реакция самосохранения в почти невыносимых — психологически — условиях. Новое частичное “я” действует как целостное “я”, устраняя внутренние психологические конфликты. В Аушвице врач мог через удвоение не только убивать и осуществлять вклад в убийство, но и молча организовывать в интересах этого зловещего процесса всю структуру своего “я”, все аспекты своего поведения.
Удвоение отличается от традиционных концепций “расщепленного” сознания и “расщепленных” психологических систем личности (то есть составных личностей). Эти процессы считаются пожизненными моделями, которые начинаются в раннем детстве, обычно в ответ на серию травматических событий и крайне конфликтных отождествлений, которые незрелая психика не может постигнуть или интегрировать и остаться при этом нетронутой или “целой”. Более того, диссоциированные или множественные «системы личности» индивида обычно сознательно не подозревают друг о друге и скорее действуют независимо. При удвоении, однако, две «личности» знают друг о друге, и все-таки действия «злой» половины не имеют никаких моральных последствий для того «я», которое не несёт на себе зла. Удвоения не бывает у детей даже тогда, когда они сталкиваются с подавляющей травмой. Оно происходит у взрослых, реагирующих на крайнюю, но не непостижимую ситуацию (такую, как тоталитарный режим). Более того, у взрослого, который “раздваивается”, присутствует элемент активного, адаптивного, участия как средство приспособления к крайности. Удвоение включает массированную психическую перестройку, однако оно может быть относительно временным и относительно легко обратимым. Само по себе удвоение не является ни плохим, ни хорошим. Говоря вообще, приспособительная потенциальная способность к удвоению является присущей человеческой психике и может быть со временем спасительной для жизни: для солдата на войне, например; или для жертвы жестокости, такой, как заключенный в Аушвице, который должен испытать какой-то вид удвоения, чтобы выжить. Но адаптивно «удвоенное «я» может стать опасно необузданным, как это произошло у нацистских врачей. К тому же, кроме социальной опасности массового «удвоения» это явление в любом случае наносит тяжелейшую травму сознанию и психике человека, вынужденного его пережить, что прекрасно известно по опыту узников лагерей и ветеранов войн. Именно интенсивность и особенности воздействия в деструктивных и радикальных «организациях» таковы, что их трудно приравнять к обычным способам социализации и жизнедеятельности. Ближе всего к тому, что происходит в тоталитарных и радикальных «организациях» — подготовка новобранцев в армии, пребывание на войне, тюрьмы, концлагеря и разные подпольные террористические группы. Чрезвычайность однонаправленного воздействия — чрезвычайного по силе и специально созданным условиям, резко отличающимся от обыденно-повседневного процесса социализации, — при отсутствии равносильной конкуренции, равновесного выбора — вот что такое деструктивная культовая или террористическая группа в социально-психологическом смысле. Если в нормальном обществе предлагаются различные (и противоположные, взаимоисключающие) идеи с более или менее одинаковой силой, то деструктивный культ, с этой точки зрения, это целенаправленная система для обеспечения исключительно одностороннего воздействия с максимальным исключением возможности выбора и с максимальным обеспечением силового воздействия одной идеи или личности.
Через «возвышенные мотивы» обычно вовлекают молодежь, которая, в силу умственной и моральной незрелости, легко принимает радикальные национальные, социальные или религиозные идеи. Вовлекают ее чаще всего через тоталитарные (т.е. полностью подавляющие волю людей и подчиняющие их только воле «вождя» «учителя»), религиозные или идеологические секты типа «Аум Синрике» или «Красных бригад». Длительное нахождение членов террористических или культовых групп в конспиративной обстановке при интенсивной террористической (религиозной) тренировке, включающей и специальные (ведущие к реформированию мышления) технологии психологической обработки, приводит к появлению специфической среды, которую, по аналогии с уголовной средой, можно назвать террористической средой с особым типом сознания людей, составляющих эту среду.
Генезис формирования и динамики поведения «вовлеченной» личности напрямую зависит от таких факторов как воспитание, образование, мироощущение, возможности самореализации в современной жизни, общества, которое окружает данную личность. Механизм террора заложен в человеке очень глубоко, замаскирован пластами словесных обоснований. Чаще всего террористическим действиям дает толчок чувство безвыходности из той ситуации, в которой оказалось некое меньшинство, психологический дискомфорт, который побуждает его оценивать свое положение как драматическое. Так, вербовка в культы проходит с личностями, которые находятся в сильном эмоциональном дисбалансе, как правило, это стресс, вызванный тяжелыми переживаниями после трагического события, развода, гибели близкого человека, потери работы и т.п. При всем различии террористических и культовых группировок всех их объединяет слепая преданность членов организации ее задачам и идеалам. Можно подумать, что эти цели и идеалы мотивируют людей к вступлению в организацию. Но это оказывается совсем не обязательно. Цели и идеалы служат рациональному объяснению принадлежности к данным организациям. Настоящая причина — сильная потребность во включенности, принадлежности группе и усилении чувства самоидентичности.
Обычно членами радикальных (деструктивных и террористических) организаций становятся выходцы из неполных семей, люди, которые по тем или иным причинам испытывали трудности в рамках существующих общественных структур, потеряли или вообще не имели работу. Чувство отчуждения, возникающее в подобных ситуациях, заставляет человека присоединиться к группе, которая кажется ему столь же асоциальной, как и он сам. Общей чертой террористов и культистов является, таким образом, сильная потребность во включенности в группу подобных людей, связанная с проблемами самоидентичности (Miller, 1988).
Понятно, что членом радикальных или культовых группировок не становятся сразу. Прежде чем стать членом радикальной и деструктивной организации, человек проходит через апатию и другие формы социальной дезадаптации (Miller, 1988). Идентификация с асоциальной (радикальной или деструктивной) группой обеспечивает таким людям социальную роль, хотя и негативную. Порвать с группой для данной «вовлеченной» личности почти невозможно — это равносильно психологическому самоубийству. Представления «вовлеченной» личности могут быть уподоблены представлениям некоторых женщин, поддерживающих неудачный брак из соображения, что это лучше, чем быть незамужней. Для «вовлеченной» личности покинуть организацию значит потерять самоидентичность. «Вовлеченная» личность имеет столь низкую самооценку, что для него отказаться от заново обретенной самоидентификации практически невозможно. Эти вовсе не авторитарные люди становятся, таким образом, членами жестко авторитарных групп. Включаясь в такую группу, они обретают защиту от страха перед авторитаризмом. При этом любое нападение на группу воспринимается ими как нападение на себя лично. Соответственно любая акция извне значительно увеличивает групповую сплоченность. Об этом необходимо помнить, организуя информационную борьбу с террористическими и культовыми организациями. По мере того как «вовлеченная» личность проникается идеологией своей организации, он усваивает абсолютистскую риторику и новояз.
Подобная ситуация (процесс) побуждает «вовлеченных» личностей к нанесению ударов по обществу и врагу, кто бы им ни считался. Врага определяют лидеры-гуру организации. Они намечают мишени, а также методы нападения, которые следует использовать. Одновременно определенным группам населения (оппозиционным государству и т.п.), дают понять, что в обмен на обязательства, взятые на себя террористической или культовой организацией, эти группы тоже должны взять на себя обязательство поддержки террористов (культистов). Возникает своеобразная круговая порука, позволяющая лидерам террористов и культистов требовать от указанных групп финансирования, снабжения, укрывательства, поставки рекрутов и т.п. Этим в террор или культ прямо или косвенно втягиваются уже большие группы населения, создающие его социальную базу и затрудняющие создание в обществе сопротивления насилию.
Хотя стоит отметить, что культисты не требуют поддержки социальных групп, а предпочитают, используя технологии контроля сознания захватывать и контролировать социальные группы. Важной особенностью здесь служит то, что «вовлеченный» член культа не должен иметь личной собственности и культ ему в этом помогает. Культы, в отличие от радикальных организаций, контролируют большие предприятия и материально обеспеченных менеджеров. Радикальная (террористическая) группа предпочитает уничтожать для запугивания и дестабилизации обстановки в обществе, а культы — присоединять и использовать для роста своего влияния.
Такая насильственная радикально-культовая среда, состоящая из идеологического центра, специальных формирований и социальной базы — уже достаточно эффективный инструмент в руках тех, кто ее контролирует.

Из всего вышеприведенного можно сделать несколько выводов:

  • «деструктивные группы» используют одни и те же техники реформирования мышления (контроля сознания), что и радикальные террористические организации;
  • «деструктивные организации» в отличие от радикальных террористических групп, предпочитают захват предприятий и социальных групп для дальнейшего перераспределения их ресурсов в свою пользу, а не террористические акты с целью уничтожения предприятий или лидеров социальных групп;
  • деструктивные группы в отличие от террористических групп предпочитают избегать внимания СМИ;
  • атмосфера внутри культовых и террористических групп во многом идентична, что вызвано общими особенностями сознания «вовлеченных» личностей;
  • истоки проблематики существования терроризма и «деструктивных организаций» одинаковы и есть смысл изучать их вместе в рамках феномена контроля сознания, социологии, криминологии, виктимологии и социальной психологии.

Характерные признаки, свидетельствующие о подготовке к массовым экстремистским акциям:
Распространение листовок с призывами к участию в выступлениях (нередко с указанием конкретного срока и места).
Нанесение лозунгов и призывов на здания и иные объекты.
Размещение соответствующей информации на Интернет-сайтах.
Заготовка предметов, пригодных для нанесения телесных повреждений.
Создание запасов продовольствия и иных материальных ценностей, призванных обеспечить пребывание значительного числа людей вне пределов населенных пунктов.
Избыточная концентрация на обслуживаемой территории большегрузных автотранспортных средств и автобусов.
Факты бесплатной раздачи продовольственных и потребительских товаров.
Повышенный спрос на услуги гостиничного хозяйства и несвойственное текущему сезону заполнение иных мест временного пребывания граждан (пансионаты, базы отдыха и т.д.).
Выявление в жилом секторе большого числа иногородних граждан, прибывших из районов, где ранее отмечались социально-экономические конфликты.

  1. Возраст уязвимый для влияния?
  2. Характеристика личности человека склонного к террористической деятельности?
  3. Что такое радикально-культовая среда
  4. Признаки, свидетельствующие о подготовке к массовым экстремистским акциям?
  5. Есть ли возможность выйти из радикальной группы?

  Раздел № 4

Международный терроризм в идеологической борьбе за молодежь

План:
1. Предпосылки распространения идеологии экстремизма и терроризма в современном обществе
2. Проявление элементов идеологии насилия в экономической и политико-культурной сферах
3. Молодежная среда как «мишень» для широкомасштабной пропагандистской деятельности по распространению террористической идеологии
4. Средства массовой информации и медиа как каналы информационного воздействия с целью манипуляции сознанием и поведением человека и общества

В современных условиях отмечается такое огромное количество угроз, которым подвергается человек, что они не позволяют ему чувствовать себя в полной мере защищенным от различного рода опасностей.
Начало XXI века, в условиях изменений происходящих в экономической, политической и культурной сферах, характеризуется этапом вступления человечества в эпоху сильнейших потрясений, сопровождаемых экстремистской активностью. Многие страны мира захлестнули волны социального возмущения и сильнейшей агрессии, вызванные увеличивающимися социальным расслоением общества, безработицей, миграционными потоками и массой других нерешенных социально-экономических проблем.

 

 

 

 

 

 

 

 

Опасение вызывает то обстоятельство, что имеет место привыкание общества к росту его радикализации, к проявлению насильственных мер, выражению протестной активности в более жестких античеловеческих формах.
Нельзя конечно говорить о том, что идеологии насилия появилась в конце XX – нач. XXI века. Ее элементы в разное время обнаруживали себя в различных традиционных идеологиях (левых, правых и др.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Схема ‑ Деятельность политических «правых» и «левых» сил в политико-культурной и экономической сферах
По сравнению с предыдущими периодами, в настоящее время для создания идеологической платформы террористической деятельности используются различные способы и средства, задействуются компьютерные технологии, в том числе и различные течения (неофашистские, национал-сепаратистские, религиозные течения ‑ преимущественно идеология радикального ислама и др.). Руководящее звено международной террористической структуры ставит своей целью – расшатать ситуацию в той или иной стране, нарастить вербовочную работу с целью создания теократического псевдогосударства с шариатской формой правления.
Шариа́т (время появления: VI-XII века; с араб. ‑ «правильный путь», «образ действия») – включает элементы конституционногогражданскогоуголовногоадминистративногосемейного и процессуального права, а также канонически-традиционные, моральноэтические, религиозные и поведенческие нормы, охватывающие значительную часть жизни мусульманина и провозглашаемые в исламе как «вечное и неизменное».
Достижение указанной цели сопровождается за счет проводимой широкомасштабной пропагандистской деятельности по распространению террористической идеологии, прежде всего в молодежной среде, направленной на обеспечение поддержки террористов среди части населения и вовлечение в банды новых членов.
Новые участники экстремистских и террористических организаций вербуются, в первую очередь, именно среди молодежи, поскольку:
— ей свойственны протестные настроения;
— она быстрее других впитывает информацию и позитивную и отрицательную;
— ей свойственна внутренняя подвижность, обусловленная объективными противоречиями между действием естественных факторов физической зрелости и социализацией данной генерации.
Согласно аналитическому докладу Юнеско, подавляющее большинство (более 80%) работающей молодёжи в материальном производстве составляет наемную рабочую силу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория «работающая молодежь» рассматривается как определенная группа населения, представители которой характеризуются активным вступлением во взрослую самостоятельную жизнь, включённостью в новые социальные отношения, а главное – умением себя обеспечить.
В условиях глубоких преобразований происходящих в экономике, политике, обществе, сопровождаемых изменениями жизненных ценностей у молодежи, обострением вопросов преемственности поколений, изменением положения рабочего класса, разрушением многих прежде важных ценностей, для работающей молодежи характерна склонность к переориентации предпочтений от нематериальных ценностей к материальным. Ставя во главу угла данную ценность можно завербовать человека, склонив его к нарушению норм морали и закона, обосновав совершение противоправных действий его борьбой за независимость и социальную справедливость и т.п. Однако, не все так однозначно, прагматизм, т.е. умение выстраивать свою систему поступков и взглядов на жизнь с учетом полученных практически полезных результатов, может иметь и положительную сторону, инициируя стремление работающей молодежи к конкретным реальным целям, таким как: обеспечение достойного социального положения, материального благополучия и другим.
Надо понимать, что одной из задач идеологии экстремизма и терроризма является создание и культивирование образа террориста как национального героя, защитника своего народа, борца за независимость и социальную справедливость, который жертвует за веру в это не только своим благополучием, но и жизнью. У сторонников радикальных мер, идея насилия вытекает из предположения о принципиальной неразрешимости существующих общественных противоречий и конфликтов мирными, цивилизованными средствами, из представления о невозможности найти компромисс между противоборствующими силами, добиться мира и согласия.
Особенностью современного экстремизма и терроризма является использование информационного воздействия как важного элемента манипуляции сознанием и поведением и человека и общества в целом. Современный терроризм становится все более связанным с деятельностью средств массовой информации. Так, многочисленные попытки распространения террористических идей фиксируются:
— с помощью печатных изданий и мультимедийных носителей, содержащих экстремистские проповеди среди верующих-мусульман в некоторых мечетях;
— через сеть «Интернет», уже давно ставшую одним из основных каналов распространения идеологии терроризма;
— через использование значительного потенциала каналов масс-медиа, СМИ и т.д.
Можно сказать, что СМИ выступают мощнейшим инструментом формирования общественного мнения. С одной стороны, благодаря масс-медиа человек оказывается в курсе тех событий, которые происходят в мире. С другой стороны, в погоне за сенсацией, масс-медиа сами попадают в ловушку и становятся жертвами целенаправленной террористической пропаганды, транслируя и распространяя по всему миру разрушительные идеи террористов. Таким образом, представители СМИ не просто информируют нас о террористических проявлениях (взрывах, поджогах, обстрелах, убийствах), но и формулируют базовые определения, подсказывают выводы, задавая рамки толкования того или иного события, порой забывая о своей социальной ответственности перед обществом, хотя они, несомненно, должны работать в интересах развития правового просвещения людей. Данный факт осложняет вопрос об оптимальной степени освещения средствами массовой информации террористических актов.
Так, например, распространение информации о теракте является целью, ради которой террористы совершают свои масштабные и бесчеловечные акции, направленные на запугивание населения. При этом, практически все террористические группировки имеют собственные масс-медиа, многие содержат свои интернет-сайты.
Роль, которую сегодня в жизни простого обывателя играют СМИ и Интернет трудно переоценить. Так или иначе, но ежедневно человек сталкиваемся с массивом информации, которую воспринимаем либо целенаправленно, либо в виде информационного фона. Надо понимать, что медиа были, есть и в ближайшей перспективе останутся не только средством распространения объективного знания, но и ‑ управления. При этом, внушаемая рекламная функция медиа выходит на первый план, т.е. эмоции выступают главной ценностью в медийном увещевании.
Попробуем разобраться с внутренним эмоциональным вектором современных медиа на примерах таких сообществ как «Фейсбук», «ВКонтакте», «Одноклассники» и др.

Сообщество Внутренний эмоциональный вектор
«Фейсбук» площадка для самопрезентации
«ВКонтакте» обмен шутками (мемами) среди молодежных локальных сообществ
площадка для ведения интернет-микробизнеса
«Одноклассники» личное пространство для обсуждения «вечных ценностей» – семьи, детей, любви, насущных жизненных проблем
здесь приживается информация, замешанная на сопереживании
«Twitter» создает этические рамки, не допускающие «умных» разглагольствований: это флэш-эмоции, упрятанные во флэш- сообщения
«Instagram» визуальный Twitter, где особенно проявляется физиологичность флэш-общения (фото еды, «лифтовый лук», фиксация местоположения и т.п.)

Мыслительно-речевая область культуры современных средств массовой информации представляет собой не столько пространство естественного функционирования языка, сколько лабораторию апробирования многочисленных языковых технологий, за которой стоят корпоративные интересы и политические приоритеты. Современный медиадискурс использует язык в качестве инструмента политической и социальной коммуникации, и нередко именно в подобной роли он служит признаком искажения национальных отношений.

 

 

 

 

 

Давайте попробуем в этом разобраться. Итак, современный медиатекст состоит из двух частей: вербальной (т.е. речевой) и невербальной (т.е. эмоциональной, жестовой) коммуникации. В виду специфики восприятия современного потребителя:
вербальные ресурсы активно оснащаются разнообразными иконическими средствами (изображение, рисунок, портрет, звукоподражательные слова, звуковые эффекты, имитирующие реальные звуки). В связи с чем, сегодняшняя аудитория предпочитает картинку слову и вербальной коммуникации (речи устной или письменной) доверяет значительно меньше;
в медиа сообществах отдается предпочтение использованию эмотивной лексики, т.е. использованию таких слов и предложений, которые способны вызвать соответствующие эмоции аудитории. Однако, лексика общего медиатекста наполнена чаще деструктивной выразительностью, чувствами, настроением, мыслями, использование которых реализовывает, как минимум, две цели: привлечение внимания потребителя (ненаправленная агрессия) и умышленный «подрыв доверия» политического или коммерческого противника (направленная агрессия);
используемая система привлекающих внимания знаков и системы образов усиливает содержание слова в эмоциональном аспекте, т.е. делает доносимую информацию более доходчивой, выразительной и переживательной;
профессионально написанный текст изобилует технологиями привлечения внимания с целью воздействия не только на психику читателя, его сознание, но и на ‑ бессознательное. Для этой цели информационные потоки всё более кодируются и усложняются дополнительным технологическим инструментарием.
Сегодня борьба между структурами СМИ разворачивается не только за возможность первого освещения, но и за первоначальную интерпретацию. При этом, на руку «противника» ‑ сторонникам идеологии экстремизма ‑ в проведении примитивных, но эффектных пропагандистских реализациях играют сотни пользователей, которые сами этого могут не осознавать. К такой группе лиц относятся те:
— кто обижен на конкретных, иногда действительно не чистых на руку, представителей власти;
— кому не хватает образовательного уровня, для того, чтобы понять, где действительно правда, а где умело подобранные тенденциозные факты;
— кто не способен противостоять лобовой активной пропаганде подполья.

Осложняет борьбу с идеями терроризма:
отсутствие альтернативной идеологии миролюбия и неприятия насилия;
— звучащая с телеэкранов «репрессивная» риторика ряда политиков;
— бесконечный поток новостных блоков и фильмов с демонстрацией агрессии;
— убийств и других преступлений.

Кризис традиционного общества и связанных с ним общепринятых норм и ценностей ведет к появлению «религий-мутантов», сепаратистских теорий так называемого «национального возрождения», экстремистских религиозных и националистических течений, оправдывающих и даже пропагандирующих терроризм.
Возникает вопрос: почему же попытки противостоять экстремизму, достучаться до сознания молодежи так затянуты и монотонны, а вовсе не веселые, зажигательные призывы, с которыми так удачно оперируют деструктивные силы? Очевидно, что сегодня не только государству, но и самой молодежи следует создавать эмоциональную повестку дня. Ведь эмоции, могут быть не только отрицательными и разрушительными. Например, солидарность, преодоление себя для того, чтобы помочь другому и многие другие позитивные алгоритмы поведения вполне могут быть использованы для перенаправления разрушительной энергии молодых людей в социально приемлемое русло.

Вопросы для самопроверки:
1. Каковы наиболее распространенные причины пропаганды идеологии экстремизма и терроризма в обществе в настоящее время?
2. О проявлении обществом протестной активности известно еще с давних времен. При чем на ту или иную ситуацию, которая складывается в обществе, существует как минимум две точки зрения. Приведите ряд отличий в деятельности «левых» и «правых» оппозиционных сил.
3. В чем заключается основная цель руководящего звена международной террористической структуры?
4. Как вы считаете, может ли прагматизм современной молодежи, проявляющийся в переориентации предпочтений к материальным ценностям, стать причиной перехода личности на сторону экстремистских партий?
5. Какова на ваш взгляд роль Интернета и СМИ в распространении идеологии экстремизма и терроризма?
6. В чем вы видите полезность создания и развития современных медиа, на примере таких сообществ, как «Фейсбук», «ВКонтакте», «Одноклассники», «Twitter» и «Instagram»?

Раздел № 5.

Молодежные субкультуры и антиэкстремистское сознание

План
1.Причины подверженности воздействию экстремистских идей молодежи, как определенной категории социальной группы
2. Понятие «молодежная субкультура», ее отличительные признаки
3. Факторы, способствующие распространению в молодежной среде экстремистских идей и настроений
4. Сравнение философии движения (основной идеи, целей) различных молодежных субкультур
5. Виды работ, проводимые представителями бандформирований для привлечения в свои ряды представителей молодежи
6. Рекомендации по профилактики деятельности «деструктивных культов»

Экстремизм и его крайняя форма терроризм, проявляющееся в насилии с целью устрашения, являются одной из наиболее актуальных угроз современному обществу. Особую опасность представляет тот факт, что экстремистские направления активно развиваются в молодежной среде. Возрастные рамки, позволяющие относить людей к категории «молодежи» различаются в зависимости от конкретной страны. В среднем же нижняя возрастная граница устанавливается между 14 и 16 годами, а верхняя ‑ между 25 и 30 годами (иногда позже).
По своим возрастным показателям «молодежь» относятся к той категории, которая наиболее подвержена воздействию экстремистских идей, в силу того, что ей свойственны:
— неопределенность социального статуса и социальных позиций, накладывающая определённый отпечаток на его психику;
— психофизиологические изменения, сопровождающие взросление молодого человека;
— процессы становления личности и дискриминации (по возрасту, полу);
— среди социокультурных факторов существенную роль играют образование самого молодого человека и образование его родителей, состав и уровень материального достатка семьи, в которой он проживает;
— у большого числа молодых людей существуют установки на необходимость риска, на протестное поведение по поводу невозможности самореализации (найти работу, получить желаемое образование и др.);
— особую остроту приобретает ценностно-ориентационная деятельность сознания, когда молодой человек задумывается о собственном будущем.
Неустойчивость желаний, нечеткость целей и нетерпимость к инакомыслию заставляют в большей степени именно молодых людей предпринимать шаги в направлении поиска себе подобных, объединяясь в группы ‑ молодежные субкультуры ‑ однородные по возрасту и социальной принадлежности, в которых удовлетворяются типичные потребности в досуге, общении, группировании.
Оформление феномена молодежной субкультуры началось ориентировочно с 50-х годов ХХ столетия.
Так, какие же отличительные признаки свойственны молодежной субкультуре?
Первое, это то, что в каждом из направлений закономерно складываются собственные культурные нормы и установки, культивируются своеобразные ценности или провозглашаются новые. Во-вторых, для большинства молодых людей субкультура становится психологической защитой от многочисленных проблем и непонятных для них преобразований, происходящих в обществе. В-третьих, в таких группах молодые люди активнее проявляют желание к самореализации, самоутверждению, своеобразный протест против доминирующих в обществе ценностей и стереотипов поведения, а также стиля жизни.
В целом же можно отметить, что молодежная субкультура создается молодыми людьми для себя, с целью «общинного» взаимодействия, возможности выразить особые способы восприятия реальности, имеющих подчас тайное содержание, уйти от действительности в мир иллюзий и фантазий, проявить свою неповторимость и индивидуальность.
Однако, в связи с «пластичностью» сознания молодого человека, способного принимать информацию без анализа и критики, экстремистская идеология активно использует молодёжные субкультуры для донесения своей информации легко проникая в них и предлагая достаточно простые и «радикальные» решения в достижении целей путем крайних мер уничтожения или нейтрализации всего «чужого».
Также, на распространение в молодежной среде экстремистских идей и настроений влияет совокупность факторов как объективного, так и субъективного характера. Объективные причины, как правило, связаны с обществом, его недостатками и проблемами. Среди субъективных факторов можно выделить :
— стремление к поиску авторитетного лидера;
— ценностные установки, влияющие на модель поведения индивидуума либо группы, к которым относят: а) такую черту, как эгоцентризм, являющейся одной из господствующей в поведении молодежи и отражающейся в системе их мировосприятия («я – все остальные», «моя семья – все остальные», «моя родня – все остальные», «моя нация – все остальные» и т.п.) и поведении; б) свойственную молодежи склонность к радикализму и радикальным оценкам реальности. Несмотря на то, что социальные установки формируются в процессе социализации, наиболее «жестокими» являются именно молодежь (дети / подростки) в силу психофизиологических особенностей, отсутствием у большинства навыков критического мышления для принятия независимых, взвешенных решений в сложных ситуациях межличностного и социального взаимодействия; неспособности остановиться при усилении конфликта или противостояния.
Результаты исследования (от 2006 г.) показывают, что весьма существенны доли молодых людей, которые не только относятся терпимо к противозаконным поступкам, но и готовы поддерживать деятельность экстремистских партий и даже принимать участие в их деятельности.

 

 

 

 

 

 

 

в) среди ценностных установок отмечают также ориентацию молодежи на удовлетворение материальных запросов. В настоящее время российская молодежь, в большинстве своем, оценивает престижность и успешность профессии либо конкретного человека исключительно исходя из уровня зарплаты, что ведет к «падению в их глазах» престижа ряда профессий, миграции молодых людей в крупные города. Желание молодых людей быстро и много заработать в совокупности с отрицанием общепринятых ценностей, идеалов, моральных норм и эгоцентричными установками приводит зачастую к неосмысленному участию в организациях и акциях экстремистского характера.
Таким образом, преобладающие у молодежи стереотипы могут опосредованно влиять на модель поведения индивидуума в группе. Это говорит о том, что даже такие позитивные внешне ценностные установки, как «идеал верности / семьи», «дружба», «патриотизм», «уважение к старшим», «стремление к справедливости» и прочие в большинстве своем свойственные молодежи способны измениться под восприятием экстремистских идей и противоправных деяний экстремистской направленности.
Данное положение подтверждается: мотивами деятельности скинхедов и их преемников; стремлением добиться «справедливости» «здесь и сейчас», что обуславливается тем, что молодежь весьма чутко улавливает «ложь», несоразмерность мер принимаемых к различным социальным и этноконфессиональным группам со стороны официальных структур и представителей органов власти, а также стремлением восстановить «справедливость» с помощью технологий, базирующихся на менталитете либо самих представителей молодежных организаций, либо предложенных кем-либо.

Мотив Представители
«Чистота расы» дети бизнесменов, мелких и средней руки
«Восстановление справедливости в условиях неравномерного распре деления социальных и материальных благ» дети рядовых госслужащих и работников бюджетной сферы, сравнивающие доходы своих родителей
дети «работающих» (еще сохраняющееся уважение именно к «труду»)
дети представителей не коренной национальности, например занимающихся рыночной торговлей

Одним из способов оправдания своих акций, обоснования их необходимости, одобрения экстремистских идей и деяний, молодые люди получают воспринимая мнение взрослого окружения, в том числе родителей и авторитетных для себя личностей. Таким образом, представители молодежи, по существу, осознавая ответственность перед «своим» обществом, по-своему решают задачи официальных структур, открыто заявляют о своей деятельности в рамках неформальных молодежных организаций преступной направленности.
Анализ совершаемых неправомерных действий представителями тех или иных субкультур, с учетом пропагандируемой ими философии или музыкального направления, показал, что скинхеды, гопники, сатанисты и националисты являются наиболее радикально направленными молодежными субкультурами.

 

 

 

 

 

 

 

Рассмотрим далее основные характеристики приведенных на графике молодежных субкультур более подробно.

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Скинхеды

 

(движение, возникшее под влиянием музыки)

 

агрессия: на окружающих

первые упоминания встречаются в Англии в конце 60-х гг. XX в.

С середины 90-х годов движение охватило Россию

Выходцы из небогатых семей (семей работяг), зарабатывающих на хлеб тяжелым физическим трудом — Презрение к буржуазному обществу,

— Придерживание различных политических взглядов;

— Защита «своего народа», его экономических интересов, культурных ценностей в ущерб представителей других национальностей, проживающих на этой же территории.

1 волна (к. 60хгг. XXв.): расизм, как составная часть идеологии отсутствовала;

2 волна (к. 70хгг. – сер 80хгг.): проявление нацисткой тенденции, распределение расизма;

3 волна (сер. 90хгг.): рост сторонников неонацистских взглядов, «арийской идентичности».

— уличные драки

— нападения

— убийства

— распространение музыки с расистскими текстами (например, рок-движение «Рок против коммунизма» (к. 80хгг.) связан с идеями неонацизма, белого превос-ходства, антикоммунизма)

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Гопники

(движение уличной молодежи)

 

агрессия: на окружающих

кон. 1980 гг. XX в. — Городская прослойка низкого социального статуса,

— молодежь из неблагополучных семей,

— малообразованные, не имеющие моральных ценностей, агрессивно настроенные представители молодежи

Агрессия против членов общества, имеющих более высокое социальное положение, а также тех, чье мировоззрение ориентировано на прогрессивный образ жизни, интеллигентность — криминальные черты поведения,

— мелкое воровство,

— вымогательство денег,

— грабежи,

— избиение случайных прохожих,

— запугивание, унижение других людей для испытывания над ними власти

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Сатанисты

 

агрессия: на окружающих

Первые упоминания относятся к периоду раннего средневековья.

Развитие: кон. 60х гг. XX в.

В 1996 г. – была офи-циально зарегистриро-вана первая сатанинская организация

— Молодежь и люди старшего возраста (т.е. представители разной возрастной группы) — отрицание Бога в христианском понимании

— отвергание христианской культуры через поклонение Сатане (которых, по их мнению могущественнее, чем Бог и добрые силы и имеет больше возможностей, чтобы представить его приверженцам желаемое)

— возвеличивание темных сил, черной магии, злых духов и другой нечисти,

— проповедование культа смерти

— наполнение тематики песен блек-металла (1980гг.) антихристианским, сатанинским, окультным значением,

— ритуальные убийства, жертвами которых становятся и бродячие животные и живые люди

— вседозволенность, животное существование, мстительность

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Националисты (нацисты)

национально освободительное движение

нач. XXI в. – новая волна

 

агрессия: на окружающих

Правый национализм — Молодежь и люди старшего возраста (представители разной возрастной группы) — сопротивление геноциду (партизанская капиталистически ориентированная война)

— не ратуют за участие государства и общества в процессе распределения материальных благ

— насилие

— митинги

— шествия

— разжигание межнациональной розни

— разжигание этнической дискриминации

Левый национализм — представители пролетарско-рабочего народничества — социальное равенство, народный суверенитет, национальное самоопределение,

— антиимпериализм – против завоевательных войн, завоевания народов с иным языком

Белые нацисты — Молодежь и люди старшего возраста — пропаганда расовой идентичности белого человека

— отвергают равенство как идеал

 

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Готы кон. 70х гг. XX в. (Великобритания) — молодые люди, поклонники творчества музыкального жанра готик-рок — «пассивный» эстетический протест против господствующих культурных стереотипов — развитие музыкального жанра готик-рок, постпанк, фарквэйв, дарк-электро и др.,

— фестивали

— выпуск высокотиражных журналов

 

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Анархисты Первые анархистские идеи восходят к древнегреческой школе (450/444-365360гг. до н.э.) и древнекитайской школе (VI-V вв. до н.э.) — Молодежь и люди старшего возраста — отрицание любого принудительного управления человека человеком

— отрицание всех форм власти основывается на идее безвластия

— радикально настроенные

— митинги

— использование зажигательных смесей

— призывы по свержению действующего строя

 

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Эмо

 

(Эмоциональный)

В нач. 20х гг. XXIв.появились в России под влиянием популярной на Западе музыкальной волны хадкор — подростки и молодые люди, в частности поклонники одноименного музыкального стиля ‑ музыки, отличающийся бешенным темпом и резкими переходами от шепота к визгу, реву — роминтизм, возвышенная любовь

— большое внимание сориентировано на глубокие личные переживания, а не на общественные события

— депрессивность

— тревожность, ранимость

— чувственное мироощущение

— душевные угнетения, страдания, депрессия, агрессия направлены на самого человека

— склонность к самоубийству

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Панки

 

кон. 60х гг. – нач. 70х гг. XX в. (США, Канада, Австралия, Великобритания) — молодые люди — приверженцы социально-направленных идеологий, стремления к личной свободе и полной независимости (индивидуализму)

— критическое отношение к обществу и политике

— пропагандируемые принципы: «прямого действия», «не продаваться», «полагаться на самого себя»

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Антифашисты

(Антифа)

Первой антифашистское действие было организо-вано в нач. 1920х гг. в Германии — Молодежь и люди старшего возраста (представители разной возрастной группы) — борьба с фашистскими тенденциями, т.е. национализмом, расизмом, ксенофобией, неонацизмом и всем тем, что можно отнести к дискриминации

Левые: выступают против фашизма под флагом коммунизма и социализма

Либеральный: выступают с точки зрения анархизма, антитоталитаризма

Христианские: видят в фашизме врага христианских традиционных ценностей

— уличные акции (митинги, шествия, пикеты)

— конференции

— форумы

— кинопоказы

— дискуссии

— графити-акции

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Металлисты нач. 70х гг. XX в. в Европе — Молодежь и люди старшего возраста — придерживаются свободы, самостоятельности, уверенности в собственной личности

— важны моральные ценности

— не безразличны проблемы войны и терроризма

— музыка: тяжелые хеви-металл, дет-металл, рок

 

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Рокеры кон. 50х гг. (Великобритания) представители разной возрастной группы — пропаганда философского взгляда на несовершенство мира

— приверженцы позитивного отношения к окружающим

— терпимы к остальным молодежным движениям

— увлечение рок-н-ролом

— текст песен содержит протест, призывы, бунт

 

 

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Реперы Зародилось в. 70х гг. XX в.

в Нью Йорке в среде рабочего класса

— Молодые люди — проявление идеологии афроамериканской культуры, построенной на антогонизме американской, белой, англо-саксонской культурах

— протест против неравенства, несправедливости,

— редко: проявление острой социальной направленности

— оппозиционное отношений к власть имущим

— тематика текста песен может меняться от протестной до провозглашающей красивый образ жизни, богатство.

 

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Альтернатив-щики

(Альтеры)

Первая половина 90х гг. XX в. — Молодые люди — особой идеологии нет, все упиралось в музыкальный эксперимент, который кардинально переломил развитие мировой музыки

— разделяют панковские анархические взгляды

— выделяются дружелюбием к представителям других субкультур

— музыка отвергает стандарты, четкие границы, в частности, через объединение репа и рока

 

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Скапанки

(СКА)

Зарождение в конце 50х гг. XX в. на острове Ямайка — Молодые люди — особой идеологии нет, базируется на музыке — развитие в музыке нового «СКА-стиля» (объединяющего ряд музыкальных направлений: ритм энд блюз, джаз, буги вуги, менто)

  

Субкультура Период

зарождения

Представители Философия

движения (основная идея, цель)

Используемые

методы

Трейсеры

 

(паркурщики)

кон. 90х гг. XX в. — подавляющее большинство молодые люди — философия движения направлена на призыв быть сильным и умелым не только для себя, но и окружающих (преодолевать себя, адекватно уровню своего физического развития, умение реагировать на возникающие трудности)

— главный принцип: «Нет границ, есть препятствия и любое препятствие можно преодолеть»

псевдотрейсеры: за основу берется отстраненность, гнев, негатив, хулиганство.

— использование архитектурных сооружений (перил, парапет, стен и др.) и специально изготовленных конструкций для формирования навыков владения телом.

Однако, с другой стороны, как отмечалось ранее, под воздействием умело выстроенной идеологии экстремизма у представителей молодежных субкультур может формироваться особый экстремальный тип сознания, на полюсах которого представлены как фанатизм, связанный с утрированием целей, упорством в их достижении, так и нигилизм, выражающийся в отрицании действительности, в попытках ухода от ее трудностей. Различные объективные и субъективные факторы могут ослаблять или усиливать экстремальность сознания молодого человека. В связи с чем нельзя отрицать возможность неожиданного всплеска экстремистских настроений среди членов даже вполне лояльных молодежных организаций.
Надо понимать, что молодежь, в отличие от старшего поколения, в целом подвержена большему риску вступления в сообщества или инициативы, вредные или даже опасные для них. Одним из примеров деятельности деструктивного сообщества может служить квест-игра «Синий кит» (зародившаяся в кон. 2016 – нач. 2017 гг.  XXI в.), пропагандирующая тематику суицида. Образ кита означает одиночество и отчужденность. Когда с одним или несколькими китами происходит что-то неладное, они издают сигнал бедствия ‑ и остальные сородичи плывут помогать им. В итоге кит, оказавшийся на мелководье, тянет за собой других китов. Похожий принцип заложен в данную игру: игрок кричит о помощи, но вместо того, чтобы спастись, непроизвольным образом ставит в опасное положение других. Объектом атаки выступает молодой человек, не обладающий полнотой дееспособности, не имеющий собственного голоса, беззащитный, несчастный, нуждающийся во взаимопонимании. Человеку в этой схеме отказывается в субъектности. Также через манипуляцию и гипноз ‑ снижается способность анализировать ситуацию, формировать свою стратегию поведения я и т.п.
Несомненно, молодые люди вправе осуществлять собственный выбор в плане определения способа выхода своей энергии, разделения взглядов той или иной субкультуры. С другой стороны, молодые люди должны быть осведомлены о видах работ, проводимых представителями бандформирований для привлечения в свои ряды именно их, как представителей особой категории социальной группы:
— распространение информации направленного характера через сайты информационных агентств;
— распространение музыкальных альбомов с записями песен и видеороликов экстремистского характера с использованием религиозного фактора;
— рассылка на мобильные телефоны граждан смс-сообщений с предложением присоединиться к братьям в их борьбе с неверными либо узнать больше об истинной религии и т.п.;
— размещение в сети «Интернет» обращение женщин, исповедующих радикальный ислам, к мужчинам с призывами принять участие в «священной войне» и т.п.;
— внушение ложной идеи о справедливости разделения людей по религиозному признаку;
— фальсификация исторических фактов в выгодном экстремистам направлении;
— использование таких приемов манипулятивного воздействия на аудиторию, как подмена понятий, выдергивание части информации из общего контекста и др.;
— отсутствие цензуры относительно информации, размещаемой в сети;
— возможность доступа к текстовой, графической, видео- и фото-информации;
— возможность обсуждения интересующих вопросов и проблем, а также получения интересующей информации из значительного количества источников
Только здравая критика по отношению к той или иной группе и ее учению позволит избежать трагедии. Намного легче человека предупредить об опасности «деструктивных культов», чем пытаться вывести его из такой организации. Именно с этой позиции и должна строиться вся система профилактики деятельности «деструктивных культов», проводится работа по: — формированию у молодых людей навыков рефлексивного и критического мышления, критического восприятия и обработки информации для принятия ими независимых, взвешенных решений в сложных ситуациях межличностного и социального взаимодействия;
— формированию собственного поведенческого алгоритма противодействия и нейтрализации манипулятивного воздействия;
— развитию навыков отстаивания собственной независимой позиции;
— ознакомлению с основами психологической безопасности для предотвращения внешнего контроля сознания.

Вопросы для самопроверки:
1. Назовите причины, по которым «молодежь», как социальная группа, является наиболее привлекаемой для формирования и распространения экстремистских направлений?
2. Каковы отличительные признаки «молодежной субкультуры» от традиционной культуры?
3. Есть ли среди ваших друзей представители той или иной молодежной субкультуры? Согласны ли вы с утверждением, что преобладающие у молодежи стереотипы могут влиять на модель поведения индивидуума в группе?
4. Какие работы проводятся представителями бандформирований для привлечения в свои ряды молодежь?
5. В чем заключается организованная система профилактики деятельности «деструктивных культов»?

Литература:
1. Сулейманов Р.Р. Механизмы вербовки мусульманской молодежи Поволжья в ряды религиозно-экстремистских организаций: способы, масштаб распространения, меры противодействия.
2. Штейнбух А.Г. Формирование информационного контента в целях дерадикализации молодежи: некоторые аспекты распространения антитеррористической информации.
3. Попов О.В., Попова О.О. Причины и особенности экстремизма в молодежной среде. Меры противодействия молодежному экстремизму// Научные ведомости. 2008. №4(44). С. 110-117.
4. Бааль Н.Б. Молодежные экстремистские организации в постсоветской России// История государства и права. 2007. № 11. С. 8-11.
5. Шмелев А.П. Ценностные установки современной российской молодежи и их влияние на восприятие радикальных идей и методов действия в контексте политики противодействия молодежному экстремизму.